-
БИБЛИОТЕКА
  ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  О ЧЕМ ЭТОТ САЙТ?
  РАССЫЛКА
  БИБЛИОТЕКА
  ФОТОГРАФИИ
  ССЫЛКИ
  ТЕСТЫ
  ПРОГРАММКИ
  КАРТА США
  ПОГОДА
  НОСТАЛЬГИЯ

Ведущий ресурса:
Артем Зубов
E-mail: info@revatour.ru

Адреса ("зеркала") сайта:
http://www.revatour.ru


Последний выпуск рассылки: №97

COPYRIGHT
Информацию с этого сайта разрешается публиковать (с указанием авторства и ссылки на сайт
"ВСЕ О США" -
http://www.revatour.ru).










ВАШИНГТОНСКАЯ ИСТОРИЯ
Alla Vysokolova

- Женька, ну неужели тебе не надоели самой эти взаимоотношения? - спрашивает меня Вика, лучшая моя подруга. - Сколько это уже тянется?

- Второй год, - и я утыкаюсь губами в соломинку карамельного коктейля. Мы сидим с Викой в Старбаксе, время ланча, за окном раскаленная жара вашингтонского лета, в кафе прохладно и пахнет свежим кофе. Я, в очередной раз в слезах, обсуждаю с Викой очередной уход своего бойфренда. Она вздергивает голову, при этом хвостик на затылке смешно взлетает, поправляет очки и говорит строгим голосом -

- Ну вот. Или привыкни и полностью откажись от самолюбия, или прекрати это наконец.

- Да-аа, но ведь я не могу вот так сразу все закончить, - рыдаю я. - Тебе хорошо говорить, ты вот скоро выходишь замуж, а что делать мне? Слоняться одиночкой по барам и по джимам? Отсиживать дома все выходные, уставившись тупым взглядом в экран компьютера или телевизора?

- Ну не так уж и скоро... А что ты делаешь обычно, скажи? - Вика хмурится и смотрит на меня пристально. - Что ты делаешь, когда этот.. даже называть его по имени не хочу, уматывает к своей боевой подруге?

- Да, ты права, - и я нервно комкаю салфетку и вытираю красные, слезящиеся глаза. - К черту все. Надо жить нормальной свободной жизнью.

- Вот и умница, - Вика взглядывает на часы, - Женьчик, мне надо бежать, а то шеф убьет. Мы тут с тобой уже час страдаем.

- Хорошо, хорошо, я уже прихожу в себя, - я громко шмыгаю носом, и опять разражаюсь потоком слез.

- Ну вот, как и оставить тебя такую? - Вика склоняется надо мной, и дружески пожимает мне руку. - Держись! Вечером идем в бар на Дюпон Сёркл, тот самый, готовься и приводи себя в порядок.

- Ты же собиралась с Сережкой встретиться? - поднимаю голову я. - Нет, я не хочу вот так сразу встревать в ваши взаимоотношения.

- Не выдумывай, у нас встреча только для девочек. Все, бегу, встречаемся в восемь, и чтобы была как новая! - Вика улыбается, слегка машет мне рукой и быстро выходит. Я смотрю ей вслед, сквозь пелену слез автоматически отмечая, что новый костюм от Тахари сидит на ней потрясающе, и вновь утыкаюсь взглядом в стаканчик с карамелевым кофе. Даже видеть противно эту сладкую гадость, не то что пить. Но, пожалуй, хватит затоплять заведение, на меня уже уставился симпатичный толстый дядечка, не дай бог еще подойдет с участливыми словами - Вам нехорошо? Вам нужна помощь?

Я встаю, беру стаканчик с остатками бледно-желтой жидкости, по пути выбрасываю его в урну, и заруливаю в дамскую комнату. Ужаснувшись потекам туши, намачиваю бумажное полотенце и оттираю черноту. Так, теперь немножко пудры чтобы прикрыть красные пятна под глазами, взмах помады, уже пристойно и можно возвращаться на работу.

***

В офисе продолжается суматоха и шум рабочего дня. Я плюхаюсь в кресло в своем кюбикле - не видеть бы никого, и не слышать сейчас. Нет, уже тащатся, уже нужна. Вон Ирвинг с разноцветной бумажкой -

- Женни, в последней рекламной листовке нужно сделать изменения. Вставить куски текста, передвинуть фотографии. Оставляю.

Эдна с пустыми руками, но с вопросом -

- Ты уже обновила страничку Наши услуги, как я тебя просила?

В нашей фирме я занимаюсь графикой и дизайном. Сижу, копаюсь то с бумажками, то с веб-страничками, получая от этого немыслимое удовольствие. А особенно большое - от осваивания какого-нибудь нового графического софтвера, или хотя бы новой версии старого. Используя новые эффекты, новые и более быстрые инструменты. Иногда, правда, народ зовет просто помочь разобраться с программой, то есть выполняю обязанности эникейщика, которые так ленится брать на себя наш сисадмин, Джордж. Мы с ним дружим, хотя довольно странно. Так дружить могли бы, наверное, кошка с собакой, иногда вступая в перебранки. Вот и мы начинаем иногда выяснять, в чьи обязанности входит помощь персоналу. В результате получается, что ничьи, и мы начинаем дружно хаять скупость высшего менеджмента, который экономя на аникейщике, вынуждает народ обращаться то ко мне, то к Джорджу. Кажется, что эта игра нам никогда не надоест.

Вот и сейчас заглянул -

- Женни, мне так некогда, помоги там Энн, она с пустяковым вопросом мучается.

Опускаю опухшие глаза, бурчу, -

- Джордж, доколе я буду выполнять твои обязанности? Сам иди.

Он порывается что-то сказать, смотрит мне в лицо и внезапно поворачивается и уходит. Это до чего же я ужасно выгляжу, если даже Джордж сдался в своем постоянном желании припахать меня к мелким офисным компьютерным проблемам. Нет, надо приходить в себя. Открываю файл и начинаю вносить изменения, глядя на принесенный Ирвингом макет листовки. На душе тошно. И я постоянно думаю об Игоре, автоматически вбивая нужные слова и меняя расположение блоков листовки.

***

Мы познакомились с ним на вечеринке, примерно через год после моего приезда в Америку, когда мне было 27. Тогда на компьютерных специалистов был бум, буквально на любых, и я легко получила визу, имея самый минимум компьютерных знаний. Молодежь вела легкую жизнь, получая такие деньги, которые и не снились в России, покупая машины, казавшиеся дома верхом совершенства. Периодически устраивались вечеринки, на которых было много мужчин и мало женщин. Что имело неоспоримые плюсы в виде большого выбора и бережного отношения к малочисленным девушкам. На вечеринках мы пили пиво, болтали, обсуждая последние фильмы или модели машин, периодически вспыхивали шуточные споры, кто последний получил штраф за превышение скорости, и на сколько он превысил. Иногда мы танцевали, там же начинались наши дружбы, там же мы и влюблялись.

Но меня угораздило, конечно, влюбиться в такое... Я тогда встречалась с пареньком из своей же фирмы, Володей. В сущности, ничего серьезного у нас не было, ходили в бары, иногда вдвоем, иногда компанией, ездили на океан или по достопримечательностям, иногда ночевали то у него на квартире, то у меня. Серьезного чувства у меня не рождалось, но нам было неплохо вдвоем. И вдруг меня словно молнией поразил Игорь.

Мы стояли с Викой на кухне в квартире одного из наших приятелей-программистов, и обсуждали последний посмотренный фильм, когда в дверь постучали. Я пошла открыть, потому что через грохот музыки и шум голосов хозяин ни за что не услышал бы этот тихий стук, отворила дверь и.. застыла. На пороге стоял высокий красивый блондин лет тридцати с небольшим, в клетчатой рубашке от Лорена и синих, слегка вытертых джинсах.

- Здравствуйте, девушка, - улыбнулся он и прошел в комнату, слегка задев меня рукой. Я посторонилась и закрыла дверь.

- А где хозяин этого чудесного бардака? - обратился он ко мне с вопросом. - Кстати, мы друг другу не представлены. Меня зовут Игорь.

- Меня - Женя. Евгения, - неловко пробормотала я, сама не понимая, что со мною. Девица я видная, длинноногая, и одеваюсь стильно. Недостатка в поклонниках не испытывала, да и с Володей у нас были нежные отношения. Но этот, новый человек, чем-то взволновал меня, и я решила, что не только своей внешностью, и меня обуяла необычная робость.

- Женечка, если позволите, я вас приглашу на танец, как только этот грохот закончится. - и он прошел в гостиную.

Я вернулась в кухню продолжить разговор с Викой, но через пару минут ударная песенка стихла, зазвучала более спокойная мелодия. На кухню заглянул Игорь и увлек меня танцевать. Мы медленно плавали в полутемном пространстве комнаты, и в его руках я чувствовала себя необычайно женственно. Он бережно обнимал меня и вел в плавном танце по комнате. Когда музыка закончилась и мы остановились, он слегка кивнул и сказал, -

- Танцевать с тобой было большим удовольствием. Я тут по делу зашел поговорить и не надолго. Скажи свой телефончик.

Я, как загипнотизированная, назвала цифры своего телефона, которые он занес в палм, и даже не нашла в себе слов попрощаться, стандартных и обычных слов, какие говорят при расставании. Игорь ушел с одним из ребят на балкон, а потом незаметно исчез. Вечером Володя проводил меня домой, но я не предложила ему подняться на чашку кофе или что большее, а просто поцеловала и сказала - Пока. - Он ничего не ответил, но вид у него был достаточно грустный.

Неделю я ждала звонка от Игоря, пока наконец он не раздался в выходной день, после обеда. Шел дождь и я сидела дома за компьютером и набивала постинги в форум. Я подняла трубку после третьего звонка, но сразу поняла по голосу, что это он, тот, чьего звонка я ждала с таким нетерпением целую неделю. Его голос, глубокий и бархатистый, захватил меня сразу, и я вслушивалась в интонации больше, чем вслушивалась в слова. Кажется, он звал меня поужинать в ресторанчике. Да, определенно! Я заставила себя вникнуть в смысл разговора и сосредоточиться.

- Так в семь? Да, договорились, я буду готова, - ответила я и, положив трубку, принялась кружить по комнате. - Он позвонил, все-таки позвонил, - стучало в душе. - Он хочет со мной встретиться! Боже мой - быстрее в душ, а потом выбирать, что же мне одеть.

Через полчаса, в одной руке держа фен, направленный на мокрые волосы, а другой упираясь в дверцу встроенного шкафа, я выбирала себе наряд на вечер. Наконец остановилась на замшевой короткой юбке и коричневой водолазке, решив, что это вполне соответствует моему настроению сегодня. К семи я уже накрасилась, оделась и обулась в босоножки на высокой шпильке - мои любимые. В четверть восьмого (и я отметила для себя это небольшое опоздание), в дверь апартмента постучали. Я отворила, и в комнату вошел Игорь, еще более интересный и привлекательный, чем неделю назад. Он был чисто выбрит, и я чувствовала легкий и приятный запах его одеколона.

- Ну что, Женечка, готова? Тогда поехали. Выглядишь просто сногсшибательно, - и он похватил меня за локоть и сопроводил к двери. Мы вышли в душный летний вечер. У порога стояла его новенькая серебристая Инфинити. Мы сели в машину и отправились в центр.

В ресторанчике на М-стрит было многолюдно, но приятно. Мы не остались на улице, где были так же расставлены столики, а прошли в прохладный зал. После выбора блюд я, наконец, расслабилась, и сказала

- Ну вот, а теперь расскажи мне про себя. Чем ты занимаешься и когда сюда приехал. Вообще все расскажи.

- Все рассказать, пожалуй, будет трудно, - усмехнулся Игорь. - Но вот слушай, вкратце.

Игорь приехал в Америку работать программистом из Москвы, где раньше возглавлял IT-отдел в коммерческом банке. Получил вожделенную зеленую карточку год назад и сделал небольшой поворот карьеры - из программистов он перешел в консультанты. Приходилось выезжать из Вашингтона в командировки, иногда надолго, но работа хорошо оплачивалась, позволяла открывать для себя новые места, и он не жалел. Родители иногда навещали его, но желания остаться не высказывали, впрочем, как и многие родители здешних программистов. Недавно он купил себе квартиру, и теперь наслаждался обеспеченным холостяцким житьем.

- Жизнь у меня, правда, напряженная - вся в разьездах. Поэтому и трудно с девушками - не любят они подолгу ждать, - усмехнулся Игорь. - Вот опять остался один, недавно подруга меня бросила.

- Да, это, конечно, невесело. Но ведь ты такой интересный человек, красивый мужчина, мне просто не верится, что тебя можно бросить - недоверчиво протянула я.

- А вот давай с тобой некоторое время повстречаемся, и посмотрим, так это или не так, - он улыбнулся широкой улыбкой.

- Это игра такая? - не сдавалась я. - Если игра, то как будет определяться победитель?

- Победитель получит мое сердце, - с пафосом произнес Игорь, а его глаза блеснули хитрым огоньком.

- Ну-ну, давай попробуем, - расслабилась я и засмеялась.

***

С того дня мы начали встречаться. Ходили в ресторанчики, просто гуляли по городу, иногда отправлялись в кино. Мне пришлось выдержать трудный разговор с Володей, но не менее трудным был и разговор с Викой.

- Тебе не жалко Володьку, - налетела она на меня по телефону. - Он так смотрит на тебя всегда, так бережно обращается, ухаживает.. Я думала, вы хорошая пара, а ты.. Хочешь поменять его на какого-то смазливого красавчика.

- Понимаешь, он мне интересен, - пыталась оправдаться я, - как человек, как личность. Он необычен!

- Не видела ничего необычного, - фыркала Вика. - Вот Володька твой и вправду необычен - умный, добрый, интеллигентный, надежный. Чем он тебя не устраивает?

- Викуль, ну ты же знаешь, что нету у меня к нему большой любви - и все.

- Ну так подождала бы, пока она бы родилась, - уже спокойнее сказала она. - Ну ладно, решай сама, как знаешь, только уж не жалей.

- Ладно, - засмеялась я, - постараюсь.

С Викой мы дружили почти с самого моего приезда в Америку. Она попала сюда вместе с родителями-врачами, выигравшими несколько лет назад гринкарту. Родители смогли подтвердить свои профессиональные знания и неплохо устроились на работу в клиниках, а Вика смогла получить образование в хорошем университете и работала в финансовом отделе большой фирмы. Мы познакомились на одной из вечеринок русской молодежи, и Вика сразу же взялась меня опекать, хотя была старше всего на год. Меня восхищало ее жизнелюбие, сильный характер и правильность во всем. Она всегда могла отличить хорошее от плохого, обо всем имела свое четкое мнение и могла дать хороший совет. К жизни Вика относилась радостно и просто, в отличие от меня, склонной к переживаниям. Наверное, поэтому мы с ней так сдружились, я к ней тянулась, как к опоре, как к сильной и старшей, а ей нравилось обо мне заботиться.

И вот теперь моя "старшая сестра" Вика не одобряла мой выбор. С этим надо было как-то справляться, как-то жить. Но я не стала задумываться - почему она так настроена против, а просто жила и радовалась свои отношениям с Игорем.

Все было так прекрасно - первый поцелуй, первые обьятия, романтические прогулки. Наша первая ночь вместе, когда мы страстно занимались любовью, а потом я до утра проспала в его обьятиях. Наши поездки к океану и пикники на двоих. Я чувствовала себя невероятно счастливой, и мне никто не был нужен, ни друзья, ни даже Вика.

***

А потом, через полгода, Игорь начал куда-то исчезать. Он не звонил неделями, обьясняя отсутствие длинными командировками. По вечерам я то вела длинные телефонные переговоры с Викой, то сидела в одиночестве, тупо уткнувшись в телевизор или экран компьютера. В то время Вика начала встречаться с Сережей, и проводила время преимущественно с ним, но иногда она вытаскивала меня из дома - в кино или на ужин, а иногда и в нашу старую компанию - съездить куда-нибудь в лес или на океан.

- Позвони Володе, - иногда говорила мне Вика. - Он все еще помнит тебя и скучает.

- Ты что, я просто не могу. Во-первых, я влюблена в Игоря, а во-вторых, это будет просто нечестно, я же не могу ему давать никакой надежды.

Игорь же внезапно появлялся, начинал звонить, у нас вновь начинался пылкий роман, а потом он опять исчезал.

- Понимаешь, Женька, - говорил он, сидя со мной в обнимку на диване в его апартментах, во время очередного своего возвращения, - Я очень тобой дорожу. Ты очень хорошая девушка и очень мне нравишься. Просто жизнь у меня очень напряженная, поэтому я не всегда могу уделить тебе столько внимания, сколько нужно.

Но ведь вначале-то уделял, - вертелось у меня в голове. - Может быть, я что-нибудь не так делаю? Может, мне нужно вызывать к себе больший интерес? Как говорила моя институтская подруга Галка, "мужиков надо изумлять. Все время выкидывать что-то новое и неожиданое. Отношения не должны стоять, они должны двигаться, неважно куда". Галка была длинноногой блондинкой, и ее отношения с "мужиками" двигались всегда в одном направлении, точнее все ребята с нашего потока двигались в одном направлении - за Галкой. Головы она им дурила просто сверхъестественно, приводя в изумление не только их, но и всех девчонок. Однако, опыт Галки перенять было сложно, ведь не у всех были такие длинные стройные ноги, огромные и глубокие синие глаза и натуральные светлые волосы.

- Я так благодарен тебе, что ты всегда есть, что ты всегда здесь, - продолжал Игорь. - Ты просто как оазис, к которому я возвращаюсь напиться воды и отдохнуть. - и он начал целовать меня. Все мои нехорошие мысли просто разом выскочили из головы, и я растворилась в тепле его поцелуя.

Потом мы слушали джаз. Игорь был большим поклонником этого музыкального направления и у него хранилось множество записей. В Москве, после окончания университета, он даже играл одно время по вечерам в джаз-банде при модном театре. Они пользовались большим успехом и имели много поклонников и поклонниц. Иногда по вечерам Игорь ставил диск с музыкой своего джаз-банда, и с наслаждением слушал ее.

- Какие мы тогда были молодые, какие веселые и беззаботные, - вздыхал он, крутя в руках кисти пояса роскошного шелкового халата.

Мой возлюбленный любил побарствовать. Сын родителей-профессоров, он воспитывался в вальяжной обстановке огромной московской квартиры в высотке на Баррикадной, ходил в детстве в английскую спецшколу, затем поступил в университет. У него были манеры мальчика из хорошей семьи, воспитанного в обстановке любви, потакания и баловства. Иногда мне казалось, что и ко мне он относится как к новой игрушке, с которой интересно и забавно. Но иногда игрушка ему надоедает, и он ее на время бросает.

Так случилось и на этот раз. После проведенной вместе ночи, утром он подвез меня к моему дому, поцеловал на прощание и исчез. На две недели. От него не было слышно ничего, ни писем, ни звонков. По номеру квартиры и сотового отвечал только автоответчик. Я опять привыкала жить без него.

***

А потом произошло это.. Мне позвонила Вика и сказала -

- Твоего Игоря видели в ресторане с дамой. Не далее чем вчера. Он появился? Звонил тебе?

- С дамой? Какой дамой? Может, это был деловой ужин? - я ужасно растерялась, а из глаз закапали неожиданно слезы.

- Может, и деловой, только говорят, он нежно целовал этой даме руку и преданно смотрел ей в глаза.

- Это кто же говорит? Шпионы? - попыталась усмехнуться я, размазывая ладонью катящиеся по щекам соленые капельки.

- Нет, не шпионы. Наши друзья ужинали в этом ресторане, Максимовы, ты их должна знать. Вот там они и увидели Игоря. Жень, ты, пожалуйста, в шок не впадай. Ты просто посиди и подумай хорошенько, ладно? Может, ты согласишься наконец со всеми моими доводами?

- Может быть, - сказала я и с сильнейшей горечью разочарования повесила трубку.

Он влюбился. Значит, он влюбился в кого-то. И что же теперь делать мне? Опять оставаться одной? Нет, даже не это страшно, страшно остаться без него. Когда он влюбился? Это произошло недавно или все его исчезновения были связаны с женщиной? Эти мысли мучили меня до рассвета. Утром я отправилась на работу и проведенная без сна ночь сильно повлияла на мое состояние. Я пила кофе чашку за чашкой, но это не помогало - работоспособность упала почти до нуля, а в голове крутилась лишь одна мысль - что же теперь будет?

- Женни, ты, кажется, заболела, - это участливо склонилась надо мной Эдна. - Иди-ка ты домой, ляг в кровать отдохни.

- Да я еще ничего, я могу, - попыталась возразить я.

- Нет-нет, ты себя чувствуешь плохо, тебе нужно прийти в себя. Завтра будешь чувствовать себя получше, приходи с утра и работай.

Я собрала свои вещи, спустилась на парковку, села в свою Интегру и завела ее. Я люблю водить, обычно включаю музыку и отгораживаюсь от всего мира. Когда ведешь машину, чувствуешь ее, как будто сливаешься с ней и управляешь ее движениями так же, как движениями собственного тела. А любимая музыка помогает забыть обо всем неприятном и грустном. Внезапно пошел дождь и по лобовому стеклу машины застучали крупные капли. - Вот и природа плачет, - невесело подумала я. Движение было небольшим, но из-за хлынувшего ливня все ехали очень медленно, видимость была всего метров пять. Дворники слегка скрипели по стеклу, а я чувствовала себя как в аквариуме, вода которого находится не внути, а снаружи. Медленно плывущий аквариум, окруженный точно такими же, отличающимися лишь формой и цветом. Сидящие в них, застывшие рыбы, уныло выглядывающие за стекло. Тусклый свет фар встречных аквариумов.... Я очнулась от задумчивости и поняла, что я уже рядом со своим домом.

Поднявшись в квартиру, я тут же разделась, легла в постель и заснула.

***

Разбудил меня телефонный звонок.

- Привет, Женька! - это был Игорь.

- Привет-привет, - произнесла я слегка саркастически.

- Как ты поживаешь? Заскочу к тебе сегодня вечером? - спросил он.

- Конечно. Когда тебя ждать?

- Часиков в восемь.

- Договорились.

После телефонного разговора я встала из постели и сделала ванну, налив настоев с разными запахами. Полежав полчасика в благоухающей лавандой, малиной и персиком пене, я почувствовала себя получше, настолько, что смыв пену и вытеревшись, смогла высушить и накрутить волосы, надеть черные брючки и нежно-кремовую кофточку, даже немного подкраситься, чтобы не так бросались в глаза мои опухшие глаза.

В девятом часу раздался стук в дверь.

- Ну вот и я, - сказал Игорь, входя в дверь. - Заждалась?

- Заждалась, - вздохнула я. - Как работа?

- Поверишь ли, совершенно замучили, - ответил он.

- Поверю, что замучили. Ланчами и ужинами с клиентами в ресторанах? - попыталась спросить я спокойным голосом, но губы сами скривились и вышло нечто саркастическое.

- Ужинами в ресторанах? Да, был тут у меня один ужин. Со старой знакомой.

- Это с какой же знакомой? Ты мне о ней ничего не рассказывал. Кто она? - спросила я.

- Это долгая история, - ответил Игорь и сел на диван. - Дай мне чего-нибудь попить, хотя бы пива, и я расскажу.

Я принесла из холодильника бутылку холодного пива, и он начал свой рассказ.

- Когда я учился в университете, я встречался с одной девушкой. Ее звали Лика. Она была очень красива, умна и рассудительна. Я был в нее безумно влюблен, она тоже мне симпатизировала. Мы встречались, ходили в кино и на студенческие вечеринки, и я надеялся что через некоторое время она сильно в меня влюбится, и мы поженимся. Но Лика была очень целеустремленной девушкой и не собиралась выходить замуж сразу после университета. Окончив экономический факультет, она стала работать в банке и строить свою карьеру. Мы продолжали встречаться, но редко, потому что Лике все время было некогда. Она сидела до поздна на работе и разбиралась с финансовыми вопросами. Как раз тогда я увлекся джазом, вечерами тоже был занят, у меня появились поклонники и поклонницы, и мы как-то отдалились с ней друг от друга. А потом она заявила мне, что выходит замуж. За президента банка. Какое-то время я не слышал о ней ничего. Лишь через четыре года пришел слух, что она развелась с банкиром. Я нашел ее, она обрадовалась и мы вновь начали встречаться. В это время у нее уже был собственный банк и сорок человек в подчинении.

- Это в ее банке ты был начальником ИТ-отдела? - догадалась я.

- Да, в ее. Мы неплохо ладили. На работе я был ее подчиненным, а когда она приходила в мою квартиру, она становилась просто моей любимой. Только было это не часто, когда она не была занята вечерами на работе. Лика вращалась в банковских кругах, ходила на деловые встречи и ужины с разными чиновниками из Московского Правительства и Думы, и уж не помню, как именно, познакомилась с сенатором-американцем.

- И опять вышла замуж?

- Да, и уехала в Америку.

- Теперь я понимаю, почему ты здесь, - протянула я. - Ты все еще любишь ее.

- Я могу лишь сказать, что она составляет очень большую часть моей жизни, Женя. Я привык с этим жить.

- И теперь ты с ней.. встречаешься?

- Иногда. Иногда, когда ее муж уезжает из Вашингтона. Обычно мы ходим в ресторан или театр, просто общаемся и разговариваем, ничего большего. Но это - часть моей жизни, и я не могу от нее отказаться.

- Да, я тебя понимаю, - произнесла я, но губы мои почему-то дрожжали. Он пропадал на три недели. Три недели - срок командировки сенатора? И между ними не было ничего большего?

- Я вижу, что ты мне не веришь, - сказал Игорь. - Но прошу тебя, поверь. Мы с Ликой очень хорошие, старые друзья. Просто она не очень счастлива сейчас, и я стараюсь ее поддерживать.

- Хорошо, я верю, - сказала я, но сердце мое отказывалось верить и яростно стучало в груди.

- Но ты мне очень дорога, понимаешь? Ты для меня очень близкий человек, на сегодняшний день самый близкий. Пожалуйста, постарайся это принять.

- Я попробую, но я не знаю, смогу ли...

- Женя, сейчас я уйду, а завтра позвоню тебе, хорошо? Подумай, пожалуйста, над этим.

Мне очень страшно было, что он уйдет, но я кивнула головой и промолчала. Игорь вышел, раздались шаги по лестнице, хлопнула дверца машины и раздался шум мотора отъезжающей машины. Я сидела на диване, оцепенело глядя в пустую стену.

***

На работе весь день было непривычно тихо. Или это только мне казалось? Никто не бежал ко мне с новыми заданиями, и я тихонько доделывала старые. Решение пришло под конец рабочего дня - если они с Ликой всего лишь друзья, то зачем мне рушить наши отношения? У меня просто нет сил отказаться от него сейчас.

Когда Игорь позвонил вечером, я сказала чтобы он зашел ко мне домой. И когда он пришел, я просто сказала - Давай встречаться дальше. - В его глазах вспыхнул благодарный огонь, он подошел и сильно обнял меня.

Все вернулось на круги своя. О Лике мы не разговаривали больше. Мы вновь ходили везде вместе, когда у него не было командировок, вновь ездили осматривать туристские достопримечательности в маленьких городках близлежащих штатов, ходили в кино, встречались с компанией русских.

Однажды мы большой компанией поехали в кэмпграунд на океан. И Вика со своим Сережей тоже. Ночью мы отправились небольшой группкой к океану. Призрачно светилась вода в свете луны, волны набегали на берег и разбивались в пену. Воздух был влажным и холодным и ребята решили разжечь костер. Мы с Викой остались вдвоем на берегу, и я неожиданно рассказала ей всю историю про Лику и Игоря. Вика очень рассердилась, она вполголоса шипела на меня

- Как ты могла? Ты что, ты не понимаешь? Он же играет с тобой. Он обращается с тобой как с игрушкой. Неужели ты не видишь, что этот напыщенный барин просто не стоит тебя? Он привык вести легкую жизнь, ему все достается сразу, и деньги, и женщины. И ты!

- Вика, но они же просто друзья.

- И ты этому веришь? На твоем месте я бы не доверяла ему, ни за что. Что ты в нем нашла? Эти белесые волосенки? Эту нескладную длинную фигуру? Эти псевдоаристократические замашки? - понесло Вику. - Или эту любовь к дорогим костюмам, парфюму и портфелям от Гуччи? Да он просто смешон!

- Вика, ты переходишь меру в своей к нему ненависти, - с удивлением произнесла я.

- Да, прости, - чуть утихомирилась она. - Просто я люблю тебя, ты моя самая лучшая подруга, и я не могу видеть как на моих глазах ты страдаешь.

- Но ведь сейчас, в данную минуту, я не страдаю, - сказала я.

- Это ничего не значит. Значит будешь страдать через месяц, через два, через три. Вот увидишь!

- Не накаркай, - грустно ответила ей я. В это время вернулись наши мужчины с охапками сосновых сучьев, они сложили костер и огонь весело побежал по сухому дереву. Маленький костерок сразу сделал пространство уютным. Но Вика еще долго не могла успокоиться, это было видно по ее возмущенным взглядам, бросаемым на Игоря.

***

Через четыре месяца исчезновение Игоря повторилось. И я вновь плакала и сидела, уставившись в стенку. И вновь простила потом. Я пыталась скрыть это от Вики, но мы встречались с ней каждую неделю, да еще разговаривали по телефону, поэтому скрыть такое было очень трудно. Она вновь ругала Игоря и ругала меня, но я не могла не простить его. Он так убедительно успокаивал меня, держа в своих обьятиях, был так мил и предупредителен, что я просто не смогла от него отказаться. Он давал мне ощущение радости жизни, ощущение счастья, веселья и легкости. Когда был со мной. Он жил свободно и спокойно, он был способен сорваться куда угодно по моему зову, поехать куда я хочу или пойти в любую компанию. По вечерам он готовил иногда для меня, иногда мы смотрели вместе видео или даже просто читали на разных концах дивана. Мы проводили вместе 2-3 ночи в неделю, и мне стало уже казаться, что он совсем привык ко мне и так будет теперь долго. Что мы будем привыкать друг к другу все больше и больше. А какая девушка, да еще в 28 лет, не хочет замуж?

Ведь 28 - это когда карьерные амбиции у женщины уже почти удовлетворены, она уже знает себе цену и хочет иметь рядом с собой любящего и поддерживающего спутника жизни. Для России 28 - это уже старая дева, а здесь, в Америке - это как раз возраст для вступления в брак. И я уже начала задумываться о семейной жизни. Я даже мечтала о том, как Игорь сделает мне предложение и подарит красивое колечко с бриллиантом. А потом, к свадьбе, я куплю себе красивое белое платье, с красиво обрамленным кружевами декольте, узенькое в талии и пышное в юбке. Подберу красивую фату с веночком. Мне очень хотелось побывать в роли невесты, пройтись под руку с Игорем мимо восхищенных друзей и знакомых, сесть в кадиллак с надписью Just Married, и уехать вдаль. Дальше, касательно дали, мои мечты не простирались. Я ведь не знала, что предложит Игорь для свадебного путешествия - Гаити или Флориду, или, может быть, Европу? Я просто мечтала, что мы поженимся. Все мои московские подружки уже были замужем, лишь я "на чужбине" оставалась в девках.

И тут он опять исчез. Я не сомневалась, что опять туда же. К Лике. Но на этот раз у меня уже не было сил прощать. Я встретилась с Викой в Старбаксе и рассказала ей все. Она, как обычно, пришла в ужас, и снова начала ругать Игоря. А потом ушла, договорившись со мной встретиться в нашем любимом баре на Дюпон Сёркл.

***

Вика позвонила мне и сказала, что сама зайдет за мной. Она влетела вихрем в мою маленькую студию, и быстро заговорила -

- Женька, давай одевайся получше. Мы сегодня должны всех поразить! Самый лучший выход избавиться от тоски знаешь какой? Нарядиться и отправиться цеплять мужиков!

- Это ты-то собираешься цеплять мужиков? - засмеялась я. - Ну хорошо, давай я буду наряжаться.

Под придирчивым взглядом Вики я выбрала черную мини-юбку от Донны Каран и обтягивающую блузку из каталога Виктории Сикрет. Она заставила меня надеть туфли на высоких каблуках и взять подходящую сумочку. В бар мы поехали на метро, ибо развозить нас по домам было некому. Однако это заведение находилось рядом с метро и там всегда собирались молодые профессионалы, такие же как мы.

Мы с Викой сели за стойку и заказали напитки - она - пиво, а я - сухой мартини со льдом. Уж больно тоскливое было настроение, и мелькнула шальная мысль - а не напиться ли. Вика во всю улыбалась молоденькому бармену. Когда он поставил напитки и мы уже сделали первые несколько глотков, она вдруг сказала мне,

- Извини, я невольно тебя обманула. Мы сегодня будем не одни. Сережа придет.

- Сережа? - расстроенно сказала я. - Ты же обещала вечер только для девочек. Ты же хотела мужиков цеплять...

- Мужиков цеплять нужно не мне, а тебе. Поэтому - жди, - таинственно ответила она. - А, вот они идут.

Я обернулась, и увидела Сережу с каким-то незнакомым парнем. Не очень высокий, простое, чуть детское лицо, одет в светлые брюки и рубашку. Симпатичный, но я бы не сказала, что запоминающийся. Темные волосы чуть вьются. Такой, каких тысячи.

- Привет, девчонки, - сказал Сережа и, чуть нагнувшись, поцеловал Вику в щеку. Она привычно чуть потянулась к его поцелую, как будто делала это всю жизнь. - Знакомьтесь, это Никита. Это - моя невеста Вика, а это ее подруга - Евгения, - и он указал на меня.

Парень улыбнулся и слегка кивнул головой. - Очень приятно познакомиться, Никита, - сказал он с чуть заметным акцентом и пожал нам по очереди руки.

- Никита работает в НАСА, а сейчас мы с ним вместе занимаемся одним проектом. На проекте мы и подружились, - продолжал Сережа. - Мы просто раньше почему-то не пересекались компаниями. Хотя это неудивительно, русских здесь много и у каждого есть свои друзья.

Мы пересели за столик и стали болтать. Никита не говорил много, в основном он лишь поддерживал слова Сережи о работе и улыбался. Потом тема сменилась. Мы начали обсуждать жизнь русских в Америке, вспоминать разные забавные случаи, и я развеселилась. Почему-то было легко и весело рассказывать о своих смешных приключениях, видя внимательные, большие глаза Никиты. А его улыбка чудесным образом преображала и освещала лицо, делая его почти что красивым. Незаметно пролетели два часа, и мы с Викой стали собираться домой. Сережа отправился провожать ее, а Никита предложил довезти до дома меня.

- Но ты же нетрезвый, как же ты поедешь? - удивилась я.

- Я выпил только один бокал пива почти два часа назад, это не страшно, - улыбнулся он. И я действительно вспомнила, полупустой бокал пива стоял рядом с ним весь вечер. Мы дошли пешком до боковой улочки, где была припаркована его машина - серебристый Мерседес SLK. Никита галантно открыл дверцу и я села в машину. Затем он обошел автомобиль с другой стороны и сел за руль, завел машину и мы плавно и быстро поехали.

- Машина потрясающая, - сказала я в восхищении. - Такая красивая.

- Да, она еще удобная очень, - слегка небрежно сказал Никита. - все компьютеризировано, и в случае неисправности машина отправляет в дилерство сигнал.

- Я люблю водить, - гордо сказала я. Наверное, это смешно прозвучало, и Никита улыбнулся. - Если ты захочешь, я как-нибудь могу дать тебе поводить.

- Нет, правда? - не поверила я.

- Конечно правда. Я бы и сейчас дал, но сейчас не стоит рисковать, после бара.

- Да я понимаю и поэтому даже не прошу, - засмеялась я.

- Женя, вот тебе моя визитная карточка, - достал он одной рукой из нагрудного кармана прямоугольный кусочек бумаги, - позвони мне, когда захочешь поводить мою машину.

Я слегка удивилась, но визитку взяла. Затем мы подъехали к моему дому. Никита опять вышел из машины и открыл дверцу с моей стороны - этакая приятная галантность.

- Спасибо за вечер. Я буду ждать, если ты захочешь позвонить.

Я автоматически отметила некоторую грамматическую неправильность фразы, но кивнула головой, бросила - Пока! - и вошла в подъезд. Может быть, когда-нибудь и позвоню. Но не сейчас. Сейчас уж слишком болела рана, нанесенная Игорем.

***

Когда я пришла домой, вдруг раздался телефонный звонок. Я бросилась к аппарату, но это оказалась Вика.

- Слушай, - зашептала она в трубку, - ты знаешь, кто этот Никита?

- Ну кто?

- Он потомок белогвардейских офицеров. Еще тех, первых эмигрантов. Они сначала ехали в Харбин, а потом в Америку, представляешь? Мне Сережка рассказал.

- Но он по-русски хорошо говорит, - сказала я удивленно.

- Да, в их семье сохраняли русский язык и культуру. Сережа говорит, что он вообще очень интересная личность. Ой, Сереж, погоди, - заговорила она в сторону от трубки.

- Викуль, ну я поняла. Иди, иди к жениху, а я уж буду спать укладываться, завтра на работу, как-никак.

- Да я иду, иду. А ты подумай хорошенько!

- О чем это подумать?

- О разном, - уклончиво сказала Вика и положила трубку.

И я стала думать. Что-то моя дорогая подруженька слишком назойливо предлагает мне новое знакомство. Не иначе, как она что-то надумала. Но у меня сейчас нет ни сил, ни желания ввязываться в новые отношения. Ведь еще неизвестно, что будет со старыми. Я немного посмотрела телевизор, и отправилась спать. В голове мельтешились какие-то отрывки из сегодняшнего вечера, а потом, наконец, накатил спасительный сон. Просто состояние сна - легкое и теплое.

***

Через пару дней я опять начала привыкать к отсутствию Игоря. На работе жизнь вошла в свою привычную колею, и все опять несли ко мне свои бумажки на обработку, а Джордж пытался свалить на меня мелкую помощь неопытным пользователям компьютера.

Вечером в пятницу мне позвонила Вика и сказала, что совершенно неожиданно оказалось, что у нашего общего друга в субботу день рождения, и мы все едем к нему на пикник. Эти вот неожиданные дни рождения сваливаются на нас частенько и являются очередным поводом встретиться, поболтать и потусоваться в среде своих же, русских. В субботу с утра я долго валялась, но наконец нашла в себе силы подняться с постели и к двум уже была готова. За мной заехала Вика, сказав что Сережа появится позже, и мы отправились в какой-то Вирджинский парк.

Когда мы подъехали к месту пикника, народ уже бродил по площадке, развешивая шарики на ветки деревьев, расстеливая на деревянных столах скатерти и расставляя одноразовую посуду. Пикник обещал быть шумным, оказывается, именинник пригласил множество друзей и знакомых. Периодически я видела знакомые лица, иногда - незнакомые. Я бродила от группы к группе, разговаривала с приятелями. Вдруг один из прибывших гостей пошел через полянку прямо ко мне. Я пригляделась и узнала Никиту. А он что тут делает? Но он уже тянул мне свою руку,

- Здравствуй, Женя.

- Привет, - ответила я, пожимая его руку. - А ты тут какими судьбами?

- А меня пригласили, ... - и неожиданно, недоговорив, он был прерван внезапно откуда-то появившейся Викой. - Смотри-ка, и Никита здесь! Вот как здорово, - громко и слегка ненатурально заговорила она.

- Рад видеть тебя, Вика, - и он широко улыбнулся. И тут улыбка опять озарила его лицо, а сияющие глаза сделали его почти красивым. - А где именинник? Хочу его поздравить, - и он зашагал в сторону от нас.

- Вика, чего он тут делает? - спросила я.

- Наверное, приехал в гости, поздравить с днем рождения, - невинно отвечала подруга.

Через пару часов шашлык уже был готов, вино разлито и раздавались тосты за здоровье новорожденного. Я перезнакомилась с теми, кого видела в первый раз, и пообщалась с теми, кого знала давно. И стояла в некоторой растерянности - что же делать еще? Бывают такие моменты на пикниках, какие-то минуты растерянности и бездействия. И тут ко мне подошел Никита.

- О чем задумалась, Женя? - спросил он.

- Да вот думаю, дашь ли ты мне свой мерседес покататься, или принимая во внимание выпитое вино, опять откажешь?

- А сколько ты выпила вина? - серьезно спросил он.

- Ну стаканчика два наберется. Пластиковых.

- Тогда давай сначала погуляем по окрестным дорожкам в парке немного, и я проверю, могу ли я доверить тебе машину, а потом приму решение. Хорошо?

- Хорошо, - сказала я. - Мне почему-то было смешно. Наверное, от выпитого. Мы с Никитой углубились в лес. - О чем будем говорить? - спросила я.

- Расскажи мне что-нибудь о себе. Где ты жила раньше, до Америки, какие у тебя родители, какие друзья... Все, что хочешь. Мне это интересно.

Я начала рассказывать про свою Московскую жизнь, своих многочисленных друзей - со школы, института и предыдущей работы, про мои с друзьями приключения, про родителей, про мои любимые книжки и фильмы, а Никита внимательно слушал, иногда смеялся или улыбался.

- Почему ты смеешься? - спросила я.

- Ты смешно рассказываешь, - отвечал он. - очень весело и жизнерадостно.

- А, тогда это хорошо, - смущенно улыбнулась я.

Потом я начала выспрашивать его о его жизни. Он жил отдельно от родителей, в небольшой квартире, как он сказал, в Гринбельте, недалеко от НАСА. Работа ему очень нравилась. Он рассказал мне про своих друзей и про свою семью. Про то, как встретились его родители здесь, в Америке, и когда познакомились, то узнали, что в Харбине они жили на соседних улицах, а когда-то давно, в Петербурге, их отцы служили офицерами в одном военном корпусе. Еще Никита рассказывал маленькие смешные истории из своей жизни, и жизни знакомых. Когда мы возвращались обратно к месту пикника, уже начало темнеть. Я поглядела на часы и оказалось, что мы бродили по дорожкам почти три часа!

- А теперь я могу тебе доверить свою машину, - весело сказал Никита.

- Это правда?

- Конечно. Только скажи Вике, что поедешь домой со мной, чтобы она не беспокоилась, и садись за руль.

Мы попрощались с Викой и Сережей (при этом у Вики на лице плавала довольная улыбка), и пошли к машине. Я села за руль и почувствовала себя.. одним словом, почувствовала себя великолепно. Машина бежала по дороге и великолепно слушалась руля. Я как будто слилась, сжилась с ней сразу. Мне даже не хотелось разговаривать, и Никита молчал, сидя рядом со мной. Я подкатила к своему подъезду и выдохнула - Огромное тебе спасибо! Это было так здорово! И тем большее тебе спасибо, что ты даже не поправлял меня по дороге.

- Женя, мне нечего было поправлять, - улыбнулся он. - Знаешь, я мог бы тебя еще раз заманить поговорить со мной, предложив покататься со мной на машине, но .. может быть, ты просто поужинаешь со мной?

- Хорошо, - неожиданно для самой себя тут же согласилась я. - Давай поужинаем.

- Ты можешь в понедельник?- тут же спросил он.

- Нет, в понедельник нет, - сказала я. Куда такая спешка? - давай в четверг.

- Хорошо, тогда я заезжаю за тобой в четверг, - сказал он и вновь вышел из машины, открыл мне дверцу и дал выйти. - Я позвоню тебе в среду, хорошо?

- Хорошо, - ответила я. - Пока.

- Пока, - сказал он, и чуть склонившись ко мне, поцеловал в щеку. Он лишь чуть коснулся моей щеки, но почему-то это прикосновение привело меня в необыкновенное волнение. Я покраснела, промямлила еще раз - Пока, - и проскользнула в дверь. А потом, поднимаясь по лестнице, удивлялась самой себе и трогала щеку там, где только что меня коснулись его губы.

***

Никита, как и обещал, позвонил в среду, а в четверг заехал за мной, чтобы отправиться в ресторан. Он принес с собой большую охапку свежих, покрытых капельками, бледно-розовых роз, и я металась по своей студии, чтобы найти большую вазу. Так и не найдя, поставила их в пластиковую банку, но они и там смотрелись роскошно и благородно.

По дороге мы болтали на разные темы. И незаметно перешли на тему семейной жизни.

- Мне ведь 34, - сказал Никита. - Конечно, хотелось бы завести семью. Мои родители поженились, когда им было по 25. И теперь они ворчат на меня каждый раз, как я к ним приезжаю.

- А моя мама ворчит на меня по телефону, - засмеялась я. - А правда, почему ты не женился до сих пор?

- Знаешь, Женя, у меня нет какого-то предубеждения, чтобы жениться только на русской, а не на американке. Но мне бы хотелось иметь русскую жену. Чтобы был семейный тихий уклад, жена оставалась дома, занималась хозяйством и самообразованием, сидела с детьми. А я бы зарабатывал. У меня большая зарплата. Но вот русскую девушку, да еще и такую, чтобы была и мила и любима, найти в Америке трудно. А ты почему не вышла замуж до сих пор?

- А я работала. Ну и не встречала человека, с которым хотела бы провести всю жизнь, при котором могла бы сидеть дома и воспитывать детей, - уклончиво ответила я. Ну не могла же я сказать, что человек, от которого я ждала слов любви и предложения о замужестве, сбегает от меня раз в несколько месяцев к другой женщине. - А где ты учился? - сменила тему я.

- О, я попал в Гарвард, - ответил Никита. - заработал там сколаршип и подрабатывал во время учебы.

Тут мы уже подъехали к ресторану. Разговор мы продолжили за столиком, застеленным хрустящей белой скатертью, на котором стояли две свечи в красивых подсвечниках. Никита рассказывал мне про свои годы в университете, и все время обращался с вопросами ко мне. Как и где училась я, как с друзьями проводила время. У него был на лице написан искренний интерес ко мне. Такого интереса ко мне я не видела на лице Игоря ни разу.

Вечером мы вернулись опять к моему дому. На прощание Никита вновь поцеловал меня в щеку, а потом его губы переместились чуть дальше, к моим губам, и он поцеловал меня. Я ответила на его поцелуй с неожиданной для самой себя горячностью - его губы, нежные и теплые, его руки у меня на плечах - это все было очень ново и приятно. Но внезапно мое настроение испортилось. Ведь есть же еще Игорь, и между нами еще не сказано окончательных слов разрыва. Я чуть отстранилась, и Никита понял это движение, истолковав его как окончание поцелуя.

- Доброй ночи, Женя. Можно я позвоню тебе завтра?

- Хорошо, - ответила я, - звони, - и в задумчивости отправилась домой.

Что же я делаю? Ведь еще несколько недель назад я целовалась с Игорем и мечтала выйти за него замуж, а теперь? Что происходит со мной теперь? Ведь я все еще, кажется, влюблена в Игоря.

Не найдя сил решить для себя эти вопросы, я отправилась спать.

***

На другой день я подсознательно ждала звонка Никиты. Хотя сама себе говорила, что он мне не нужен, что он - богатый русский эмигрант с благородным происхождением, который заинтересовался мной лишь чтобы развлечься, но ждала. И поэтому когда в четыре после раздавшегося звонка я подняла трубку и услышала голос Никиты, я легонечко вздохнула от облегчения.

- Женя, здравствуй. Очень рад поговорить с тобой. У меня сегодня весь день шли совещания, но теперь, наконец, я свободен. Как ты смотришь на то, чтобы прогуляться вечером по Моллу в центре Вашингтона?

- Я не против, - сказала я, - давай погуляем.

Так мы и гуляли. За одной прогулкой последовала другая, за ней опять ужин в ресторанчике, потом кино, в общем, стандартный набор для встреч парочки влюбленных. За исключением одного - я-то не была влюблена. Я просто лечила таким образом свою рану, нанесенную Игорем. И больше даже не звонила ему на автоответчик и не наговаривала слезливых сообщений, куда же он пропал, а просто жила спокойной жизнью. И несколько раз в неделю встречалась с Никитой. Мы просто болтали о событиях, происходящих день ото дня в нашей жизни, о друзьях, а иногда и о том, что происходит сейчас в России, русской культуре и искусстве, трудностях, которые они испытывают. Иногда по вечерам я недолго болтала с Викой, которую очень радовали наши встречи с Никитой, и она просила о них рассказывать как можно подробнее.

И когда, через два месяца, раздался внезапный звонок от Игоря, я даже не сразу поняла, что это он. Но потом внезапно стало больно в груди.

- Женя, я очень хочу с тобой поговорить, - слышала я слова в трубке. - Могу я приехать?

- Хорошо, приезжай, - ответила я.

Он вошел, и мне вновь стало больно. Я видела это лицо, это тело, которое я совсем недавно обнимала, эти глаза, в которые недавно смотрела, и я понимала, что мне это уже не принадлежит. От него слегка пахло спиртным.

- Я хочу извиниться перед тобой, Женя. - сказал он. - Я так измучен. Лика, она... Ей сейчас тяжело, и я пытался ей быть поддержкой. Я пытался помогать ей, но сам ужасно устал.

И тут волна злости поднялась изнутри меня.

- Игорь, если тебе нужна Лика, прошу тебя, не мучай меня. Иди к ней, пожалуйста. Иди к ней и будь с ней. Прикончи наконец этого сенатора, если уж на то пошло!

- Она разводится с сенатором, - ответил он. - и сейчас у нее очень большие трудности в жизни. Я был обязан ей помочь, как друг, понимаешь?

- Я понимаю, Игорь. Но я просто не могу больше этого терпеть. А если она разводится с сенатором, почему бы ей не выйти замуж за тебя?

- Я не знаю, я об этом как-то не подумал, - сказал он растерянно. - Мы же с ней друзья. Можно я тебя обниму?

- Игорь, если она нуждается в тебе, возвращайся к ней, - сказала я, и тут мне почему-то стало так больно, что даже дыхание перехватило. - Возвращайся.

- Ты думаешь? - сказал он с потерянным взгядом. - Может быть.

- Не может быть, а точно. Иди.

Он встал, и отправился к двери. Перед самой дверью он остановился, поднял правую руку и как будто хотел что-то сказать, но рука бессильно упала вниз, он повернулся и вышел.

Я упала на диван в совершеннейшем изнеможении. Когда, когда это можно будет вылечить, когда это пройдет. И тут внезапно опять раздался звонок.

- Женя, добрый вечер. - это был Никита. - Какие у тебя планы на субботу?

- На субботу? - спросила я, - я еще не знаю. Я не знаю.

- У тебя странный голос, ничего не случилось?

- Ничего, - и тут из меня неудержимо хлынули слезы. Я стояла и рыдала в трубку, и никак не могла остановиться.

- Не плачь, пожалуйста, я сейчас приеду, - сказал он и положил трубку. Примерно через полчаса он уже входил в мою квартирку. Никита бросился ко мне и обнял меня.

- Девочка моя, девочка, не плачь, милая.

Слезы, которые к его приходу как будто бы уже закончились, от ласковых слов вновь потекли двумя потоками. Он прижал меня к себе и начал нежно гладить по спине и по плечам. И от этих прикосновений мне становилось спокойнее и легче на душе. Спокойнее, легче и в то же время тревожнее. Они словно затрагивали какой-то нерв внутри меня. Я подняла голову и наши губы встретились. Мы целовали друг друга долго, иногда чуть отрываясь, чтобы вздохнуть, и вновь приникали друг к другу губами. Прикосновения его пальцев как будто будили каждую клеточку моей кожи, и я почувствовала сильное, неодолимое влечение. Никита угадал это, и, склонившись, начал постепенно раздевать меня, покрывая мое тело поцелуями.

Через некоторое время мы лежали обнявшись, умиротворенные, и как будто парящие в небе легкими телами. Ведь мы только что занимались любовью, и это было изнуряющим, хотя и счастливым занятием.

- Мне так хорошо с тобой, просто невероятно, - сказал он.

- А зачем ты, собственно, звонил? - смущенно засмеялась я.

- Я хотел пригласить тебя в гости к своим родителям. Точнее, это они просили тебя пригласить. У нас будет ужин с друзьями, а потом небольшой разговор. Ты хочешь поучаствовать?

- А о чем будет разговор?

- Там увидишь, - уклончиво ответил Никита.

- Хорошо, тогда в субботу идем к твоим родителям, - сказала я, зевнула и ... внезапно заснула.

***

В субботу Никита как обычно заехал за мной и как обычно предложил повести машину. Но я отказалась, вдруг его родители на это как-нибудь не так посмотрят. Может, они у него очень строгие и религиозные люди. Но мои страхи оказались напрасны. Родители Никиты оказались людьми с такими же нежными и добрыми лицами, с такими же ясными детскими взглядами, как он сам. Сначала я немного помогла его маме на кухне, и она порасспрашивала меня про мою жизнь в России. Но я ничего не имела против.

Потом к обеду собрались гости, человек десять, наверное, русских. Молодых и пожилых. За столом разговор шел на разные темы, но общий дух разговора был веселым и легким. То и дело вспыхивал смех. Сначала Анна Сергеевна подала на стол рыбную солянку, а потом беф-строганов с картошкой. Правда, на сладкое вместо ожидавшихся мной русских пирогов были пирожные из французского кафе, но тем не менее обед, в общем, был выдержан в русском духе.

А после обеда Никита попросил всех остаться за столом и обсудить очередное дело Русского Благотворительного Общества - сбор и отправку подержанных компьютеров в Россию, в детские дома. Они разговаривали, но я не столько следила за словами, сколько за интонациями и выражением лиц людей, обращавшихся к Никите. Мне стало сразу ясно, что он здесь - лидер, и все его очень уважают, к его мнению прислушиваются и признают за главного. И я тоже постепенно начала проникаться уважением к нему, к его спокойному и уравновешенному характеру, рассудительности и уму.

А потом мы уехали и в машине Никита опять превратился в того веселого и жизнерадостного, внимательного ко мне парня, которого я знала. Он остался на ночь у меня, и утром в воскресенье, когда я еще спала, начал готовить завтрак на моей маленькой кухоньке.

- Ты меня избалуешь, - засмеялась я, когда он подошел ко мне с подоносом с двумя чашками, и мне в нос ударил запах свежесваренного кофе.

- Не избалую, - серьезно сказал Никита, наклонился надо мной и поцеловал в висок. В это время чашки на подносе заскользили, и я закричала - Держи, держи! - и засмеялась. Никита поставил поднос на прикроватную тумбочку, обнял меня, и... кофе пришлось варить еще раз, потому что тот, что он принес, успел уже остыть к моменту, когда мы были наконец готовы его выпить.

Потом мы отправились в гости к Вике и вчетвером проиграли в скриббл и проболтали весь вечер за бутылочкой вина.

***

Жизнь моя стала спокойной, счастливой и предсказуемой, пока вновь не позвонил Игорь. Примерно через месяц, в середине ноября.

- Женька, просто хочу поставить тебя в известность. Ты отправила меня тогда, ну и правильно сделала. В общем, я сделал Лике предложение, и она его приняла. Я ведь уже не мальчик, достиг определенного положения, как ты считаешь?

- Для бывшей жены сенатора - вполне, - сказала я резко.

- Ты жестко говоришь. Почему? Ты несчастна?

- Я не знаю, наверное, что-то старое вспомнила, прости, Игорь. Наоборот, я сейчас как будто очень счастлива.

- Как будто или счастлива, мне не понятно?

- Наверное, счастлива. И ты будь счастлив, да?

- Я - очень, и в чем-то благодаря тебе, - сказал он. - Вспоминай меня добрым словом, пожалуйста.

- Хорошо. Удачи и пока! - сказала я и положила трубку. Но меня почему-то трясло. Когда Никита заехал за мной вечером, он почувствовал мое плохое настроение.

- Что-нибудь случилось? - спросил он.

- Нет, ничего. Игорь звонил. Он женится на Лике, - сказала я. Секретов между нами не было, и Никита знал все и про Игоря, и про Лику.

- И тебя это расстроило?

- Не знаю. Скорее слегка удивило. И, может, немного расстроило.

- Женя, послушай меня пожалуйста, - неожиданно сказал он серьезным тоном. - Конечно, я хотел это сказать за ужином, в ресторане, но, кажется, лучше сказать это сейчас. Выходи за меня замуж.

Я как будто онемела. Что со мной? Ведь я так ждала этих слов от мужчины! Я так мечтала пройтись в красивом белом платье невесты! А сейчас.. сейчас я даже не знаю, что мне ответить. Я ждала этих слов от Игоря, но.. все повернулось иначе.

- Никита, можно я подумаю? - спросила я.

- Подумаешь? Конечно.. Сколько тебе нужно? Неделю? Месяц?

- Я не знаю. Мне нужно подумать, - упрямо твердила я. Ужинали мы в полном молчании, и потом Никита отвез меня домой. Он поцеловал меня в щеку на прощание, и я молча проскользнула в дверь подъезда.

В своей квартирке я сняла верхнюю одежду, стащила сапожки и села на диван. В голове у меня была пустота. О чем думать я, собственно, не знала. Просто из души моей рвался почему-то протест.

Примерно через час раздался звонок - это была Вика.

- Ну, как дела? - веселым голосом спросила она.

- Мне сегодня Игорь звонил. Он женится на Лике.

- Вот это да! Ну что.. счастья ему семейного, что я еще могу пожелать. Он же давно к этому стремился, - напряженным голосом произнесла Вика. - А еще что новенького?

- Еще? Еще Никита сделал мне предложение сегодня.

- Да ну? А ты? Согласилась?

- Я сказала, мне нужно подумать.

- Подумать? Женька, ты с ума сошла, такой парень, образованный, умный, интеллигентный, к тебе прекрасно относится, чего тебе еще надо? Охламона какого-нибудь?

- Вика, не горячись. Тут много но, которых ты не знаешь. И есть вещи, которые меня даже пугают.

- Ну например?

- Например, уж больно быстро он все решил для себя. Потом, он довольно-таки хорошо обеспечен, а по русским меркам просто богат. А знаешь, как новые русские себя ведут в России? Заводят себе жену, сажают ее дома и она мучается, а сами разъезжают везде.

- Женька, ты рехнулась совсем. Какие еще новые русские? При чем тут это? Он же интеллигентнейший человек!

- Да, твой интеллигентнейший человек мечтает после свадьбы засадить жену дома, чтобы она супы варила и с детьми сидела. Его мама так всю жизнь и провела. А я так не хочу.

- Да с чего ты взяла?

- Он мне сам это сказал, еще давным давно как-то! Ну и не только это. Знаешь, разное есть, что в голову лезет.

- Женька, смотри не упусти, такой парень, такой парень!

- Вика, вот от твоих настойчивых "такой парень" у меня и поднимается внутри волна протеста. И не только это есть. Дай мне разобраться в себе, подожди.

- Ладно, Жень, разбирайся, только глупости не сделай. Пока, - сказала Вика и положила трубку.

Три дня я ходила под впечатлением предложения. Три дня я пыталась понять, чего же мне не хватает и почему я не решаюсь согласиться на него. А потом Никита позвонил и попросил зайти. Сказал, что у него для меня есть нечто важное.

Он пришел, снял куртку и сел на диван. - Холодно на улице, - сказа он.- Зима надвигается.

- Ты переходи к сути вопроса, - сурово сказала я. - Что там важное?

- Сядь рядом, пожалуйста, - попросил Никита.

Я села и положила руки на коленях.

- Да, ты определенно сегодня строга, - попытался улыбнуться он. - Женя, Женечка. Я вот эти дни пытался понять, что же я сделал или сказал не так. И понял, что я ужасный глупец. Честное слово, глупец. Я так хотел утешить тебя, избавить тебя от расстройства, нанесенного Игорем, что не сказал самое важное. Я не сказал, что я люблю тебя. Я люблю тебя, Женька, люблю.

- Правда? - спросила я, слегка оглушенная. Ведь вот оно, то, чего мне так не хватало! И внутри меня рухнули и сломались какие-то дурацкие перегородки, и дышать стало легче и свободнее. Но оставался еще один важный и невыясненный вопрос.

- Конечно, это правда и я люблю тебя. Теперь ты выйдешь за меня замуж?

- Может выйду. Если ты мне тоже ответишь на один вопрос.

- Конечно, задавай!

- Это обязательно, чтобы твоя русская жена сидела дома и занималась кухней? Это твое главное условие? - сказала я упрямым голосом, в котором скрывался протест.

- Женька... ты из-за этого так долго думала? Конечно не обязательно! Ведь я люблю тебя только ради тебя самой. Такую, какая ты есть, а не выдуманную мной. Поэтому если ты хочешь работать, иди работай, а если хочешь учиться - иди учись. Делай все, что хочешь, расти, умней, набирайся сил. А я буду рядом, я буду поддерживать тебя и любить.

И тогда я обмякла, и по лицу моему покатились слезы. - Я согласна, - выдавила я из себя. Никита бросился ко мне, обхватил меня руками и прижал к себе. И я почувствовала, как мне не хватало его ласки, его обьятий, его доброй понимающей души и детской улыбки все эти три дня. Я поняла это так сильно, что в его обьятиях не могла сдержать слез, и они все катились и катились.

- А сейчас-то почему ты плачешь? - спросил он.

- Невесты же завсегда плачут, - засмеялась сквозь слезы я.

- Ты мне тоже не ответила на один вопрос, который очень важен для женитьбы, - вдруг посерьезнел Никита. - А ты меня любишь?

- Я... - шепотом произнесла я, - я люблю тебя.

И это была чистая правда.

Alla Vysokolova, e-mail: alvysokolova@yahoo.com
2015г.