-
Все о США: выпуск-48
  ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
  О ЧЕМ ЭТОТ САЙТ?
  РАССЫЛКА
  БИБЛИОТЕКА
  ФОТОГРАФИИ
  ССЫЛКИ
  ТЕСТЫ
  ПРОГРАММКИ
  КАРТА США
  ПОГОДА
  НОСТАЛЬГИЯ

Ведущий ресурса:
Артем Зубов
E-mail: info@revatour.ru

Адреса ("зеркала") сайта:
http://www.revatour.ru


Последний выпуск рассылки: №97

COPYRIGHT
Информацию с этого сайта разрешается публиковать (с указанием авторства и ссылки на сайт
"ВСЕ О США" -
http://www.revatour.ru).










"Все о США".
Для будущих иммигрантов, туристов и просто тех, кто интересуется этой страной.
Выпуск 48 от 1 Июля 2001г.

Фраза выпуска
Россия тоже никого не зовет, кричат только об утечке умов. Хорошо про это Жванецкий сказал: "Правительство тут, президент тут, депутаты тоже тут, какие же лучшие умы утекли?"


Ура-а! Всем привет и все такое! Это я так радуюсь не только потому, что после очередного долгого перерыва выходит очередной выпуск рассылки, но и потому, что защитил и получил диплом. Так что, принимаю поздравления! :-)

Кстати, этот диплом, будь он ладен, как раз и стал основной причиной долгого отсутствия выпусков. Надеюсь, вы меня поймете. Особенно, если вы - студент (возможны вариации: бывший студент, студент в душе и т.д.). ;-)

В этом выпуске опубликован рассказ "Америка". Рассказ для одного выпуска довольно большой, поэтому в выпуске нет постоянных рубрик, таких как "Переписка".

Вообще, насчет переписки. На сайте рассылки (http://www.revatour.ru) есть форум, в котором существует раздел "Общение". Предлагаю переписываться (и знакомиться для общения) и там, потому что писем о переписке приходит все больше и больше, "перегруз груза" в рассылке получается. Да и объявление в форуме появляется сразу, а не через неделю-месяц, как в рассылке. Но если очень хочется опубликовать объявление именно в рассылке, то присылайте - рубрика "Переписка" не закрыта.

p.s. Уже присланные в переписку объявления разумеется будут опубликованы.


АМЕРИКА
Алексей Гончаров

Рассказ предоставлен сайтом Алексея Гончарова (адрес http://webcenter.ru/~agonch/ )

По давней традиции жизнь американского народа почему-то тщательно скрывается от россиян. Раньше нас кормили сказочками про мистера Твистера, а журнал «Америка», в котором можно было почерпнуть сведения о жизни простых американцев, был огромным дефицитом. Завесу на короткое время приоткрыла поездка в США Н.С.Хрущева (была выпущена книга «Лицом к лицу с Америкой»), а затем занавес умолчания опустился на долгие годы. И сейчас телекомментаторы с многозначительным видом ведут репортажи с улиц американских городов, но конкретно о жизни простых людей сказать ничего не могут. Американцы – очень общительный народ, но ведь надо, чтобы тебя приняли не как туриста, и показали сокровенное.

В США я был в командировке, и понял, что работа не мешает, а, скорее наоборот, помогает лучше узнать страну. Будучи проездом, можно посмотреть много достопримечательностей, но жизнь людей останется за кадром. Когда я ехал из аэропорта Даллас под Вашингтоном, и в окне машины появился исполинский храм мормонов, стоящий на высоком холме, у меня появилось предчувствие, что в Америке я увижу много необычного. И это предчувствие меня не обмануло.


Вашингтон – тихий и уютный город

Конечно, мои американские друзья задали традиционный вопрос:
– Что бы ты хотел посмотреть?
И я, не раздумывая, ответил:
– Покажите, как вы живете.
Мои коллеги организовали своеобразное шефство: каждые выходные кто-то показывал мне тот уголок своей страны, который считал для себя наиболее интересным.

А блины у вас пекут? И вот я в гостях у обычной американской семьи. Глава семейства работает в NASA, дети ходят в школу. Говорили мы, правда, не о работе. Хозяин показывал дом. Мы обсуждали, чем его лучше отапливать. Электричеством – нет, это очень дорого. Лучше всего газом. Но это проблема зимы, а сейчас весна, жарко, и совершенно другие интересы. Радушный хозяин подводит меня к холодильнику: неплохо бы пивка. В холодильнике много сортов, но все бутылочки маленькие. Как я потом понял, это традиция – угощать пивом перед обедом. Правило хорошего тона: чтобы ассортимент марок был достаточно разнообразный. Потом мы идем на кухню, где женщины готовят стол. Кухня в американском доме обычно достаточно просторна, и ее можно было разделить на две зоны: где стряпают и где едят. Это мы знаем по фильмам. На кухне разговоры, конечно, о еде. А что готовят у вас? А у нас популярно такое блюдо. Точек соприкосновения между двумя национальными кухнями было настолько много, что разговор очень быстро перекинулся на блины. Тут надо заметить, что в английском языке слова "торт" и "блин" очень похожи, и надо уметь нараспев произносить э-э-э в нужном слоге, для того чтобы тебя правильно поняли. Но мы с этим справились. Да, оказалось, что в США "секрет" приготовления блинов и оладьев так же хорошо известен хозяйкам, как и в России.

Перед обедом вся семья, чинно сидя за столом, произносит молитву. Начинает глава семьи. Он сидит во главе стола. В эти минуты все становятся серьезными. Мне осталось скромно потупить взор. Восемь человек произносили текст по-английски и абсолютно слаженно, так что разумнее было помолчать. А потом веселье пошло своим чередом. Кстати, за Россию мы выпили стоя.

Птицы. Наблюдение за птицами – почти национальный спорт на востоке США. Зайдите в книжный магазин: на прилавке рядом с книгами о жизни пернатых лежат мощные бинокли. Друзья пригласили меня в заповедник. У въезда шлагбаум: надо платить, но стоимость билета чисто символическая. На территории заповедника есть небольшой музей, посвященный флоре и фауне этих мест. Одно из его окон выходит на болотистую равнину, так что сразу напрашивается аналогия с «Собакой Баскервилей». Человеку здесь не пройти. Зато у окна стоит тренога с подзорной трубой, которая направлена на одинокое дерево, стоящее посреди болота. Заглядываем в трубу и видим гнездо какой-то птицы.

Теперь можно и на природу. Вот тут пришло время удивляться. Посреди леса стоит симпатичная избушка, вроде тех, что сооружают из тонких бревнышек на детских площадках. Но здесь назначение постройки отнюдь не декоративное. На стенах укреплены полки-карманы, в которых лежат цветные буклеты. В такой книжечке есть таблица со списком всех обитающих в округе птиц. Наблюдатель берет с собой буклет и ставит галочки напротив тех видов, которые ему удалось увидеть лично. И занимаются этим отнюдь не школьники, а серьезные взрослые люди.

Ландшафт – как у нас на Карельском перешейке: озера, сосны, болота. Но живность не совсем такая. Перевернув камень, можно обнаружить оранжево-зеленую саламандру. Если подкрасться осторожно к озерку, то можно увидеть черепах, которые греются на поваленных деревьях. Правда, зрение у черепашек отменное, и, едва завидев наблюдателя, они ныряют в воду с отнюдь не черепашьей скоростью. Но "гвоздь" заповедника, все-таки, болота. Они обустроены с истинно американским размахом. Над топями проложены высокие земляные насыпи, по которым могут передвигаться автомобили. Посетители проезжают определенное расстояние, останавливаются, выходят из машины и осматриваются. Вдоль насыпей тянутся озерца. На берегу одного я увидел большую растерзанную рыбу. Вряд ли такие водятся здесь. Скорее всего, ее принесла с ближайшего озера или даже с Чесапикского залива хищная птица. Серая цапля – эмблема штата Мериленд. Ее часто видишь на автомобильных номерах. Да вот же она сама, бродит по болоту, уныло опустив голову и переставляя длинные тонкие ноги. Но посетители заповедника приехали сюда, конечно, не ради нее. Впереди на насыпи стоит джип. Рядом с ним – коренастый американец в шортах. У нас бы его назвали "новым русским". На груди бинокль.
– Смотрите, – он оборачивается к нам и показывает вдаль, – там гнездо орлов.
Действительно, посреди водной глади возвышается шест. На нем на перекладинах свито огромное гнездо. Величественная птица подлетает и садится. Это white eagle – белый орел – такой, как на гербе Соединенных Штатов. Его никто здесь не тронет: дорогу от гнезда отделяют метров тридцать. Поэтому орел чувствует себя хозяином этих мест и не обращает никакого внимания на любопытных посетителей. Рыбалка. Катер уходил от пристани ранним утром, когда было еще темно. Он уносил с собой четырех пассажиров, капитана в ярко-желтом комбинезоне и кучу спиннингов. Было холодно, волны бросали посудину из стороны в сторону. Катер назывался «Afternoon Delight» – Послеполуденный Восторг. Явная претензия, но вполне простительная, если учесть коммерческий характер мероприятия. Когда рассвело, мы уже были на месте. Спиннинги установили в специальные гнезда, лесы красиво вытянулись за кормой, и катер пошел по сложному курсу, определяемым капитаном, который сверялся со своим опытом и эхолотом.

Солнце поднялось высоко, потеплело, и даже волны несколько улеглись. В общем, погода идеальная. Было видно, как Чесапикский залив бороздят и другие искатели удачи. Скоро один из спиннингов согнулся, капитан застопорил ход, и первый счастливец начал вытаскивать рыбу. Это не заняло много времени и полосатый окунь (rockfish), килограмма на три, оказался на палубе. Его сфотографировали и... отпустили. Весной по правилам рыбаки могут оставлять себе рыбин длиной не менее 85 см. Но такие попадаются не часто. Потом подошла моя очередь. Рыбина шла тяжело, но ровно. Возможно, это объяснялось тем, что катер двигался вперед малым ходом. Ага, вот и добыча. Окунь оказался у кормы, и я втащил его в катер.


Долгожданная добыча

Вообще, впечатление было такое, что рыба дрессированная. Она не дергалась и не вырывалась, как будто знала, что есть ее никто не будет, а только сфотографируют и отпустят в воду. И плюхнулась в воды залива она лениво, как колбаса. К трем часам каждый из нас вытащил по два окуня, и катер повернул к берегу. Все восемь рыб были отпущены, нам не повезло в этот раз поймать "большую рыбу".

Уже на берегу, в офисе рыболовного клуба, я увидел список счастливчиков, которым довелось привезти улов домой. Разумеется, были указаны и названия катеров: это соревнование не только рыболовов, но и капитанов. Пока мы плавали, капитан дал нам заполнить формы, и уже в Петербурге я получил от него по почте диплом, где было удостоверено, что в такой-то день я участвовал в рыбной ловле на «Afternoon Delight». Конечно, все это похоже на игру. Но подумайте, при той оснащенности, которая есть у американских рыбаков, им ничего не стоит вычистить от рыбы все прилегающие заливы и моря. А так и рыбные запасы сохраняются, и охотничий азарт остается.

Ведро с патронами. Я в гостях у заядлого охотника. Берту (назовем его этим именем) около пятидесяти. Даже по одежде легко распознается приверженец старого стиля. Ковбойская шляпа с загнутыми полями, галстук с металлическим зажимом (western lock), какие теперь уже не носят. Первым делом Берт показал мне свою коллекцию оружия. В большом сейфе хранится целый арсенал. Вот ружья с длинными шестигранными стволами. Такие ружья заряжают по старинке дымным порохом. Их сейчас уже не выпускают, это продукция 50-х годов. При желании, можно почувствовать себя героем книг Фенимора Купера. Кстати, действие его романов разворачивалось в этих местах. Делавары, ирокезы, сиу жили где-то здесь, охотились, воевали с бледнолицыми.

А вот вполне современный карабин. С таким можно идти на крупного зверя. Затем на свет появляется револьвер с необычно длинным (почти полметра) дулом. Оказывается, с таким оружием тоже удобно охотиться. В комнате на полу стоит большая коробка, наполненная упаковками с патронами. Сын Берта показал мне свое оружие – здоровенный кольт. На мой недоуменный вопрос, зачем вообще такой пистолет нужен, он с готовностью ответил:
– Вот смотри как удобно, нажимаю на кнопку, и пустая обойма сразу вываливается. Вставляй новую и стреляй дальше.
Затем он показал мне свое охотничье оружие – лук. Как я ни старался, так и не смог натянуть тетиву, тут нужна сноровка. Стрелы из тонких алюминиевых трубок. На кого же охотятся с таким луком? Оказывается, на оленей. Не в пример нашим, они небольшие, с белой шерстью, и у нас их скорее приняли бы за коз. Мы вышли из дома. В саду у Берта каждое деревце и каждый куст обнесены металлической сеткой. Олени приходят из леса и все объедают, а заборы вокруг своих участков американцы обычно не ставят. Зверья много, и получить охотничью лицензию не сложно. Но Берт с сыном охотятся не здесь. Неподалеку живет пожилая леди, у которой во владении небольшой лес. В нем за небольшую плату она разрешает поохотиться.

Возвращаясь в дом, мы прошли через так называемый basement. Это полуподвальное, но достаточно просторное помещение с высоким потолком, которое обычно используют как семейный гараж. Большинство частных американских домов построено по такой схеме. Дверь для проезда автомобиля обычно не закрывают. Я обратил внимание на ведро, стоящее на полу. Оно было доверху забито уже знакомыми мне коробочками с патронами.
– Берт, а почему ты не хранишь патроны, как ружья, в сейфе? – задал я очередной вопрос, – ведь их кто-нибудь может взять.
– Патроны дешевые, а ружья дорогие, – ответил хозяин.
Нет, моих вопросов тут никак не желали понимать. Действительно, ну кто может залезть в частный американский дом? Надо сказать, что в Америке меня постоянно преследовало двойственное чувство. То мне казалось, что я все еще в России, только народ почему-то заговорил по-английски и сменил вывески на магазинах. То возникало ощущение, что я на другой планете.

В конце дня сын Берта взялся отвезти меня в гостиницу, где я жил.
– Говорили, что ты недавно ездил ловить рыбу? – спросил он меня, – тоже неплохо.
– Но ты, по крайней мере, не отпускаешь свою добычу, – ответил я ему.
Он с удовольствием посмеялся.

Танцуйте в тапочках, ребята. Новая семья, куда меня пригласили, достаточно молодая. Муж и жена прослыли в округе страстными любителями танцев. Они пристроили к своему дому еще одну комнату, точнее не комнату, а небольшой танцевальный зал. Причем сделали все – пол, окна, двери – из американского дуба. Он имеет приятный желто-коричневый цвет. Интерьер зала больше подходит для какого-нибудь дворца или музея, чем для стандартного американского коттеджа. Высокие сводчатые окна пропускают много света. Сюда часто приходят гости: потанцевать, пообщаться. Каждому гостю выдаются мягкие тапочки, как в музее. Хозяева очень боятся, что на полу останутся царапины. Действительно, пол так красив, что по нему страшно ходить. Чистота тоже идеальная. Хорошие знакомые семьи не стесняются и идут танцевать в носках – все свои, молодежь.

Музыка самая контрастная: от Чайковского до современных ритмов. Соответственно, танцы тоже очень разные. Некоторые явно традиционные, национальные, словно из XIX века: с фигурами. Но не сложные, все можно понять по ходу дела. Я бы сам не рискнул, но меня пригласила одна девушка, и я, слава Богу, справился.

Для желающих прохладиться хозяева приготовили лимонад. Но никакой выпивки, обжорства, курения. Чтобы не перепутать стаканы, используются картонные кружки-подставки. У постоянных посетителей на них отпечатаны имена, а для случайных гостей вроде меня, предусмотрены подставки универсального типа: с надписями "Гость №1", "Гость №2" и т. д. Стакан можно оставить в любом месте, и никто его по ошибке не возьмет. Для того чтобы поддержать мероприятие, каждый посетитель вносит в хозяйскую кассу один доллар. Хозяева не Ротшильды и не Рокфеллеры, просто молодая американская семья.

Интересная деталь: перед тем, как начались танцы, хозяева вынесли во двор ящики с рассадой для своего садика, которые стояли в зале, а потом, когда гости начали расходиться, занесли их обратно. Люди всего мира живут сходными проблемами.


В апреле под Вашингтоном цветут азалии.

Привет из Голливуда. Поражает общительность живущих в Америке людей. Один раз, в метро, я спросил, как доехать, у девушки явно не американской внешности. Слово за слово, завязался разговор. В течение 20 минут, пока мы ехали вместе, она рассказала мне о себе. Она въетнамка, но папа американец. Пригласил ее к себе и она здесь учится. В ответ она задала мне три стандартных вопроса, которые я слышал практически от всех людей, с которыми знакомился: откуда приехал, на какой срок и где работаешь. Я прямо не знаю, в школе этому учат или есть какое-нибудь правило... Но все спрашивали именно так и именно в таком порядке.

Похожая ситуация возникла в супермаркете, где я стоял в очереди со своим коллегой-американцем. Да-да, в американских магазинах тоже бывают очереди. В кассу. Так случается, когда наплыв посетителей большой. Очередь тормозится и тогда, когда кто-нибудь платит при помощи кредитной карточки. Кассиры, кстати, этого не любят, потому что им приходится выписывать дополнительную квитанцию. Так вот, стоим мы в очереди. Заслышав мою корявую английскую речь, оборачивается стоящий впереди мужчина и спокойно вступает в разговор. Естественно, сначала он задал мне три стандартных вопроса.
– А я из Калифорнии, – сказал он потом о себе.
Это тоже далеко – на другой стороне континента. Получается, что мы оба приезжие. Так и разговаривали, пока не подошла очередь.
Говорят, что в конце 60-х и у нас было что-то подобное. Люди свободно разговаривали в электричке, знакомились в купе поезда дальнего следования. Потом все это куда-то исчезло. Мы опять пошли странным и никому не ведомым путем.

Голливуд – это не только "фабрика грез" в Лос-Анджелесе. Недалеко от Вашингтона есть поселок с таким же названием. Он ничем особенным не примечателен, кроме, может быть, того, что рядом с ним находится Национальная сельскохозяйственная библиотека – одна из крупнейших в США. И вот, иду я по Одесской улице (Odessa street) в Голливуде, а навстречу незнакомый человек и спокойно мне так по-английски:
– Доброе утро, – и следует дальше.
Я так растерялся, что даже не успел ответить. А вы бы успели отреагировать? Предупреждать надо, что в стране много вежливых людей... Но потом я осмотрелся. Кругом маленькие (и не очень маленькие) дома, выкрашенные преимущественно белой краской. Ухоженные садики: цветы, небольшие скульптуры на земле. Украшения домов выполнены, в основном, в стиле ретро. Где старый фонарь под крышей, где колесо от телеги, как бы случайно забытое во дворе. Подростки играют в баскетбол (никакой расовой дискриминации). Табличка у школы: "Зона, свободная от продажи наркотиков". Белая церквушка на пригорке. Торговый центр. Магазин оружия. Автомат Калашникова (американского производства, с желтым прикладом) за 700 долларов. Множество моделей пистолетов (зачем им столько?). В магазине коробочка с прорезью для сбора пожертвований: "Для защиты Ваших прав на оружие". Ровно подстриженные газоны на улицах. Тихо, красиво, но вид портят столбы с проводами. Почему-то всю связь прокладывают по воздуху, а не под землей. Поэтому на столбах везде подвешены толстые черные кабели.

Конечно, я знал, что уединенность жизни в поселке обманчива. Рядом находится станция метро (полчаса до центра Вашингтона), неподалеку расположен гигантский супермаркет, где можно купить все что угодно, с другой стороны поселка проходит шоссе Вашингтон-Балтимор. И над всем возвышается величественное многоэтажное здание библиотеки. Вот такой Голливуд.

Аннаполис. Это не только столица штата Мэриленд, но и сердце военно-морского флота США. В этом городе находится академия, в которой готовят кадровых морских офицеров. Поэтому здесь так много людей в белой морской форме. Сам город небольшой, но производит неизгладимое впечатление. Расположенный на невысоких холмах, он со своей малоэтажной архитектурой показывает себя во всей красе. Представьте себе центральную площадь, мощеную кирпичом, которая плавно переходит в яхтенную гавань. Узкие кривые улочки, уютные ресторанчики с видом на залив. Александр Грин мог бы писать свои сказочные города с Аннаполиса.

Мы приехали в этот город в выходной день, когда на центральной площади был организован праздник. Гвоздь программы – выставка спасательного водолазного снаряжения под открытым небом. Американцы любят такие мероприятия: можно продемонстрировать, что деньги налогоплательщиков расходуются не зря.

Другой достопримечательностью был музей при военно-морской академии. Примерно в те времена, когда Петр I обдумывал, как построить свой флот, Америка уже владела многими парусными военными кораблями. Для их постройки создавались уменьшенные модели со снятой обшивкой, которые позволяли строить фрегаты "по образцу". Это решало проблему неграмотности работников и исключало возможные ошибки конструктора. Теперь эти модели заняли свое место в музейных витринах. Много экспонатов музея посвящено Второй мировой войне – это время помнят и чтут. Запомнилась коллекция перстней выпускников академии. Каждый курс заказывает себе перстни определенного образца – это давняя традиция.

Когда мы собрались сфотографироваться на память, и один из нас взял в руки фотоаппарат, к нам подошел гардемарин в белой форме:
– Если позволите, я вас сфотографирую.
Конечно. Спасибо. Теперь мы все вместе в кадре. А разве могло быть иначе в сказочном Аннаполисе? Праздник города. Лорел – маленькое поселение недалеко от Вашингтона, но в нем каждый год устраивают праздник города. Центральная улица так заполнена народом, что фотографировать невозможно. Сначала, как и полагается в таких случаях, должен быть парад. Прошел оркестр, затем появились разряженные школьники, а потом двинулась техника. Нет, не баллистические ракеты. Свои возможности демонстрировала служба 911. Сначала проехали красно-белые машины скорой помощи. За ними двигались пожарные автомобили. Своим видом они больше походили на игрушечные: ярко красного цвета, с множеством блестящих никелированных деталей. В конце парада провезли на прицепе спасательный катер. Ведь надо же, речушка в городе совсем маленькая, а свой спасательный катер есть.

Потом началось, что называется, народное гуляние. Центральная улица была отдана в распоряжение горожан. Больше всего досаждал дым от мангалов, на которых жарилось мясо. Тротуар усеяли всевозможные обертки и лопнувшие воздушные шарики. Вдоль всей улицы стояли торговцы. Например, продавали сделанную вручную бижутерию. Я поинтересовался: за день на таком празднике можно выручить долларов сто. Деньги небольшие, но американцы обычно не упускают возможность дополнительного заработка. Можно бесконечно говорить о том, где они его находят.

Под конец мы зашли в местный краеведческий музей. Опять было много экспонатов, посвященных последней мировой войне. В США это было время, когда женщинам впервые пришлось идти на работу на промышленные предприятия. До того это было редкостью. Интересно было посмотреть на пропагандистские плакаты той поры. Они настолько похожи на аналогичные наши, что создается впечатление, что их рисовал один художник. Тот же стиль, те же позы, тот же смысл надписей. Да, нам лучше быть союзниками, а не врагами.

Страна мастеров. Вот еще одна американская семья. Муж и жена – ученые, занимаются сельским хозяйством. Свой дом в пригороде, где совсем мало людей, и небольшое хозяйство (кукуруза, виноград). Границы владений обозначены условно, так как межу проводить не с кем. Дорога проходит рядом с домом, а до ближайшего городка минут двадцать: его даже видно, так как дом стоит на склоне.

Недалеко от дома стоит большой сарай в чисто американском стиле: построенный из толстенных бревен. Это мастерская хозяйки. Она увлекается изготовлением изделий из фарфора. Есть своя печь для обжига и другое оборудование. Сырье можно купить в магазине: массу для производства изделий, краски, глазурь. "Для дома для семьи" Дженни делает кафельную плитку (затеяли ремонт), а для себя – чашки, тарелки, фигурки. Она подарила мне одну чашку, я вез ее в Россию как самую большую драгоценность, и очень боялся разбить по дороге.

По телевизору часто идут передачи для умеющих работать руками. Замечательный сериал, в котором художники делились секретами своего мастерства, демонстрировали и у нас в России. Другой фильм, который мне запомнился – урок мастера столярного дела. Рассказывалось о том, как сделать рабочий стол. Изделие так и называлось: "стол для студента". Мастер показал все операции, от начала до конца, а в конце фильма прошла реклама. Вот магазин строительных товаров и инструментов, по этому телефону вы можете заказать видеокассету с данным уроком, а в этом магазине можете купить уже готовый стол. Это уж кому что больше нравится.

Еще одно приглашение, на этот раз на барбикью. Это такая разновидность пожарно-прикладного спорта с гастрономическим уклоном. Главное, что для барбикью используется все специальное: мангалы, уголь в бумажных пакетах, котлетки и колбаски. Запах этого жаркого не спутаешь ни с чем: это не шашлык и не готовка на вертеле. Когда мясо начинает аппетитно шипеть, все устраиваются в саду кому как удобно (с тарелками и стаканами) и дальше все идет по обычному сценарию пикника. В разгар праздника ко мне подошла девочка лет четырнадцати. Она знала, что я из России.
– Вы женаты? – осведомилась она.
– Да.
– Тогда я хочу сделать подарок вашей жене.
Она подарила мне сережки. Весь фокус в том, что она сделала их сама! Купила позолоченную проволоку, позолоченные шарики, просверлила отверстия в маленьких самоцветных камушках. Сережки я прибавил к чашке и привез как доказательство того, что Америку никто никогда не сможет обогнать. Догнать – можно, перегнать – нет.

Скажите, пожалуйста, зачем богатой процветающей Америке все это надо? Зачем делать вещи своими руками, когда все необходимое можно купить в магазине? Я думаю, что богатство Соединенных Штатов на том и основано, что люди могут заниматься делом не только в крупных компаниях и на заводах, а, что называется, на нулевом уровне, когда есть только руки, смекалка и желание что-то сделать. В американском магазине можно купить все: и современный компьютер, и керосиновую лампу (и, разумеется, специальное масло для нее, которое не дает неприятного запаха). Наличие боингов и шаттлов не мешает продавать в магазинах товары для склейки воздушных змеев или наборы для сборки авиамоделей. Значит, есть люди, которым это интересно, которые готовы заниматься таким трудом.

С такими мыслями я шел в магазин стройтоваров. Гигантскими супермаркетами нас уже не удивишь, но было интересно посмотреть, "что у них продают". Первым делом в глаза бросились "сельскохозяйственные" орудия: минитракторы и газонокосилки. Это понятно – в демократической Америке власти могут запросто оштрафовать на 200 долларов нерадивого хозяина, который не содержит в порядке газон вокруг своего дома. Стрижка газонов превратилась в национально-семейный спорт.

Многие и ремонт в доме делают своими силами, поэтому всевозможных инструментов, приспособлений и материалов в избытке. А вот алмазных стеклорезов я не нашел. Их только в "бедной" России можно достать (знай наших!).

Эх, дороги! Дорога и автомобиль жизненно необходимы многим американцам. Традиции страны таковы, что передвигаться на собственном авто намного проще, чем, например, на автобусе или метро. Соответственно, это влияет на повседневность. К примеру, многие американцы арендуют жилье далеко от работы (где дешевле), а каждый день совершают часовую поездку на работу и обратно. Случись что с автомобилем – смогут выручить только друзья, так как другого транспорта поблизости может и не оказаться. Поэтому для американца одно из самых страшных наказаний – лишение водительских прав. В кафе или ресторане водители тщательно считают "дринки". Полстакана пива можно, но больше ни капли. Попасться на алкоголе никому не хочется.

Все знают, что в Америке хорошие дороги, но не все знают, что если съехать с хайвэя на второстепенное шоссе, выбоин и трещин в асфальте будет достаточно. Но на скоростных трассах порядок идеальный. Автомобилисты (за исключением немногих лихачей и опаздывающих на самолет) двигаются с одинаковой скоростью (70 миль в час). Автомобили на полосах располагаются не только на определенной дистанции, но и в шахматном порядке, что обеспечивает наибольшую безопасность. Машины движутся настолько слаженно, что временами теряется ощущение движения, и дорога кажется застывшим моментальным снимком.

"Трак", по-видимому, чисто американское изобретение (в "бедных" странах до этого еще не додумались). Это легковая машина, задняя половина которой выполнена в виде небольшого кузова, а кабина рассчитана только на двух человек. Трак – рабочая машина Америки. Видел я в кузовах и сено, и до боли знакомые ватники, и инструменты. После основной работы в офисе американцы едут подрабатывать.

Stupid people! Америка – страна катастроф. Мы знаем про тайфуны, наводнения, крушения поездов, которые с мрачной регулярностью происходят в этой стране. Но и мелкие катастрофы стали частью обыденной жизни. Каждый вечер телевидение передает сводки с места автомобильных аварий. Понятно, что уж если на скоростной трассе происходит ДТП, то на полную катушку. В результате на месте аварии долго стоят со включенными мигалками полицейские автомобили и машины скорой помощи. К сожалению, нередко случается, что человек, вместо того чтобы попасть к началу рабочего дня в свой офис, попадает в больницу. Сослуживцы делают в этом случае следующее. Покупают "открытку" размером с небольшой плакат и подобающим рисунком ("лежу я на кровати весь в бинтах"). Надпись на развороте соответствующая: «Дорогой (прочерк)! Выздоравливай скорей. А пока отчеты за тебя писать будет (прочерк). К шефу за тебя ходить будет (прочерк). В шахматы за тебя играть будет (прочерк)». И так далее. Сослуживцы вписывают свои фамилии кому где нравится и расписываются. А затем кто-нибудь берет открытку и едет утешать больного.

Из окна здания, где я работал, открывался вид на прилегающую местность. Почти каждый день над местными поселками или рядом с шоссе (вдоль шоссе всегда стоят дома, поэтому нетрудно, например, встретить дом с номером 10000) поднимались дымы пожаров. Я спросил девушку из нашего отдела, почему.
– Stupid people (глупые люди)! – в сердцах бросила она.
Действительно, если разобраться, частые пожары почти неизбежны. Климат в Америке теплый, поэтому дома строят попроще, со стенами из досок и современных утепляющих материалов. Перекрытия тоже деревянные, а это идеальные условия для возникновения пожара. Некапитальность коттеджей объясняется и тем, что американцы мало привязаны к своим домам. Человека легко могут перевести на работу в другой штат, поэтому дом надо быстро продать, а потом в другом месте быстро купить новый. Такие дома не оставляют в наследство правнукам.

Если учесть приверженность американцев к мангалам, керосиновым лампам и каминам, то становится очевидным, что без пожаров никак "не обойтись". И все-таки, Америка – привлекательная страна. Интересный народ, интересные традиции, уникальная природа.


Типичный колорадский пейзаж

Мой e-mail - info@revatour.ru. Пишите.
Принимаются любые материалы про Америку!
Сайт рассылки (там можно найти все предыдущие выпуски) - http://www.revatour.ru
Ведущий: Артем Зубов. Количество подписчиков - 6848.